Общественная организация
«Пятигорская городская армянская
национально — культурная автономия»

  Мы в социальных сетях
         






Календарь публикаций
Август 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
     




 

Проблема ликвидации последствий геноцида армян



Геноцид армян нанес колоссальный ущерб армянскому народу. Это, прежде всего, методичное и целенаправленное уничтожение руководством Османской Турции в течение 47 (1876–1923) лет 2,5 млн армян. Фактически за прошедшие почти 100 лет генофонд армянского народа лишился в среднем 15–20 млн человек. Уничтожение 2,5 млн армян является безвозвратной физической потерей для нации.

В результате геноцида армяне потеряли половину своего населения, остаются в положении народа-изгнанника, народа-беженца. Армяне до сих пор испытывают разрушительные последствия геноцида в области психологии. Одной из психологических травм армянина, нанесенной геноцидом, является комплекс обреченности – потеря веры в способность собственными силами отстоять национальные интересы, неверие в возможность международного права защитить интересы армянского народа, отсутствие безальтернативного отношения к событиям прошлого. Армянин надеется только на себя, это поощряет индивидуализм.

Геноцид нанес значительный материальный, экономический и финансовый ущерб интересам армянского народа, который лишился значительных размеров своего движимого и недвижимого имущества. Первые итоги материального ущерба армянам, нанесенного геноцидом, подводились международной комиссией с участием экспертов западных стран в 1919 г. В частности, по инициативе армянской национальной делегации на Версальском конгрессе из иностранных специалистов была создана специальная комиссия по оценке армянских потерь в Османской империи в результате массовой резни.

Комиссия единогласно пришла к выводу, что захваченные турками у армян ценности составляют 3 млрд 750 млн долларов США. И эта цифра была признана Конгрессом США под председательством Джеймса Джерарда. За столетие эта цифра, естественно, значительно увеличилась и в среднем под 10% в год может составлять 37,5 млрд долларов. Ни одного бюджета современной Турции не хватит выплатить такую компенсацию. Однако бюджетный дефицит вовсе не означает, что Турция не может и не должна компенсировать экономический ущерб, нанесенный армянскому народу и государству.

Самым главным политическим ущербом от геноцида явилось то, что Армения и армянский народ лишились большей части своей этнической и исторической Родины (Западной Армении и части Восточной Армении). Современная Республика Армения располагается на 1/8 части былой Армении. Большинство армян рассеяно по всему миру, лишено своей Родины. Только четвертая часть армянского народа имеет возможность жить в условиях национальной государственности. Причем на территории современной Малой Армении сконцентрированы армяне из разных частей Великой Армении, предки которых веками проживали в пределах определенных национальных, культурных и географических границ, обладающие своим культурным колоритом и диалектным отличием, но сохраняющие этническое единство при всем разнообразии.

Негативные последствия геноцида в политической судьбе армянского государства сказались на географической (прежде всего, логистической) ущербности Армении, обусловленной условиями Московского договора от 16 марта 1921 г., Карсского договора от 13 октября 1921 г. и их более широкой фиксацией Лозаннским миром от 24 июля 1923 г. В результате этих соглашений Армения лишилась своих исторических территорий Западной и части Восточной Армении, не имеет выхода к морю, находится в транспортной блокаде со стороны все той же Турции и ее стратегического союзника Азербайджана.

Проблема ликвидации последствий геноцида армян имеет важное политическое значение для интересов Армении и региональной безопасности, занимает особое место в повестке международной дипломатии на Южном Кавказе и в Малой Азии. В последние годы армянский вопрос и тема геноцида армян стали получать все более громкое звучание в рамках отношений ведущих держав с Турцией. Страны Запада, пытаясь жестче обозначить контуры своей ближневосточной стратегии и ограничить геополитические амбиции Турции, стараются придать армянскому вопросу более рельефное значение. Россия же пока что занимает сдержанную позицию, скромную политическую риторику Москва компенсирует укреплением своей военной базы в Армении, продлением срока пребывания Российской армии здесь на 49 лет, активизацией военно-политического и военно-технического сотрудничества с Ереваном на двусторонней основе и в рамках ОДКБ.

Особую политическую активность в вопросе геноцида армян в последнее время стала проявлять Франция, которая выступает в Европе стратегическим партнером Армении. Мнение о том, что президент Николя Саркози свою проармянскую политику мотивирует желанием получить голоса более чем полумиллионной армянской диаспоры в преддверии очередных президентских выборов, вряд ли состоятельно (или, по крайней мере, носит половинчатый характер).

Армяне во Франции появились не вчера, а армянский вопрос в политике Парижа стал приобретать важное региональное значение, поскольку, как мне представляется, Франция не заинтересована в усилении региональной активности Турции относительно той же Сирии, а тема геноцида выступает политическим инструментом сдерживания реваншистской стратегии Анкары – будь то неоосманская или неопантюркистская доктрина. Тот факт, что Конституционный суд Франции пока что воздержался от одобрения законопроекта по криминализации геноцида армян, является не столько следствием давления Турции, сколько желанием Франции вынудить турецкое руководство к большей уступчивости интересам Парижа на Ближнем Востоке.

 

 

Другой политической причиной манипулирования темой геноцида армян в политике Франции является проблема вступления Турции в состав Европейского союза. Франция и Германия, а также Великобритания, очевидно, не заинтересованы рассматривать Турцию в качестве полноправного члена ЕС. Ведущие страны Европы в условиях мирового финансового кризиса, обострившихся экономических проблем Греции, Испании, Португалии и Италии вряд ли согласятся на очередного аутсайдера в лице Турции, обладающей крупной армией и более чем 70-миллионным населением. Германия, Франция и Швейцария уже сполна ощутили проблему мусульманского, и турецкого в частности, этнического меньшинства, кризис политики мультикультурализма. Та же Франция заинтересована, через посредство армянской дипломатии и диаспоры, активизировать политику Германии по сдерживанию Турции, где тема геноцида армян вновь может стать средством давления на Анкару.

Турции пока что уготована роль энергетического транзитера нефтегазовых ресурсов с Ближнего Востока и постсоветского юга, что по замыслам европейских политиков позволит обеспечить альтернативу российским поставкам газа на европейский рынок и минимизацию российской монополии.

Россия, несмотря на очевидные проблемные вопросы в отношениях с Анкарой (поддержание сепаратизма на Северном Кавказе и в тюркоязычных регионах страны, геополитическая и энергетическая конкуренция на постсоветском юге – в Черноморском бассейне, Азербайджане и странах Центральной Азии), развивает политику экономической активности в отношениях с Турцией. Прагматичная экономическая политика В. Путина позволила стабилизировать отношения с Турцией. Фактически Россия, выстраивая новую трубопроводную систему в обход постсоветских республик, сделала ставку на новый маршрут прокладки газопровода «Южный поток» – через территориальные воды Турции по дну Черного моря в Болгарию и далее в Австрию и Италию. Турецкий маршрут российского газопровода стал обходом Украины. И здесь Россия предпочитает братской славянской Украине натовскую мусульманскую Турцию.

Пик этой политики приходится на 2008 г., когда российско-турецкий товарооборот составил 38 млрд долларов, турки получили на российской территории заказы на строительство объектов на сумму свыше 30 млрд долларов, подписаны договоренности о поставках российской электроэнергии в Турцию на 15 лет на сумму 60 млрд долларов, а объем поставок российского газа в Турцию составил 25 млрд куб. м. Россия планирует прокладку второй ветки газопровода «Голубой поток» по дну Черного моря в Турцию и газопровода «Южный поток» в Европу, что, по мнению Москвы, позволит вместе с Анкарой контролировать значительную часть транзита углеводородов из России, Азербайджана и Казахстана в Европу.

Известный российский политик В. Жириновский не случайно отмечает, что Россия, исходя из экономических интересов, сегодня развивает более активные отношения с Турцией, в том числе и в противовес Украине, по транзитной политике. России, естественно, не выгодна реализация проекта газопровода «Набукко», который без иранского газа теряет всякий экономический смысл. Российский бизнес развивает проекты (включая энергетические) с турецкими партнерами. Это в первую очередь касается газотранспортных сетей при участии «Газпрома» и объектов атомной энергетики: проект «Голубой поток-2», «Южный поток», транспортный коридор «Средиземноморский поток» для связи через Турцию с Израилем, строительство первой АЭС. Однако партнерство России с Турцией не означает отсутствия системных противоречий в отношениях между данными государствами, включая проблемы НАТО, Балкан, Косово, Крыма, Южного Кавказа, каспийской трубопроводной системы, неоосманистских и неопантюркистских признаков в политике Анкары (в том числе на постсоветском пространстве).

Роль Турции в геополитических раскладах и Запада, и России ближайших десятилетий остается значимой. И что же теперь – продолжать хранить молчание и терять всякую политическую активность по вопросу ликвидации последствий геноцида армян? Понятно, что от позиции ведущих мировых игроков зависит многое в развитии региональных и глобальных международных отношений. Однако не стоит уповать на сильных мира сего, если ты сам не будешь определять свою стратегию и тактику.

Прежде всего, армянам следует осознать чувство национальной ответственности за судьбу своей исторической Родины. «Помоги себе сам – и небо тебе поможет» – так говорил мудрый Паскаль. Многие годы армянская политика, если так можно сформулировать деятельность традиционных национальных партий и новой республики, касаясь темы геноцида, отмечает необходимость признания и осуждения самого факта геноцида. Но простое признание и осуждение, что уже имело место, не решают данной проблемы. На мой взгляд, речь должна вестись о формировании самостоятельного и самодостаточного международного армянского фактора и ликвидации последствий геноцида в политическом, экономическом и моральном отношениях.

Международный армянский фактор предполагает: разработку новой армянской политической стратегии по вопросу Ай-Дата с участием армянского государства и диаспоры, ведущих национальных партий и организаций; политическую, экономическую, финансовую и институциональную консолидацию армян мира; выдвижение новых форм борьбы за справедливое решение армянского вопроса.

Турция обязана через политическое признание геноцида, восстановление добрососедских отношений с Арменией, возвращение армянам их законных прав на этнические территории и захваченное имущество создать условия для мирного и поступательного развития армянского народа и Армянского государства. Если уничтожение миллионов армян в результате геноцида является безвозвратной потерей для армянского народа, то с признанием данного преступления и возвращением армянских территорий Армении армянский народ получит гарантированное право экономического и демографического развития.

Выше мы отмечали примерную сумму материального ущерба, нанесенного геноцидом армянскому народу. Возможно, у Турции нет таких средств для компенсаций, но никто не говорит о разовом их возвращении. Израиль, начиная с требований министра иностранных дел М. Шарета к Германии о начале компенсаций в

1951 г., заложил начало продолжительному процессу выплат за преступление холокоста. Турция, политически признав факт геноцида, обязана предоставить армянам и Армении (представляющей интересы разбросанного по всему миру народа, подвергшегося геноциду) экономические и политические права на территории исторической Армении: соответствующие концессии в пределах современной Турции, гарантированное право возвращения армян на свою историческую Родину и передачу Армении территорий четырех вилайетов бывшей Османской империи (Битлиса, Вана, Трапезунда и Эрзерума) и Нахичевана, которые арбитражным решением президента США Вудро Вильсона от 22 ноября 1920 г. были определены в пользу Армении как граница Армянского государства, определившим реализацию положений Севрского договора от 10 августа 1920 г. по Армении.

В своей статье о президентских выборах в России я касался печально известных российско-турецких соглашений 1921 г., определивших территориальный раздел Армении в угоду интересам Турции и Азербайджана. Реакция на данную статью оказалась противоречивой, и это вполне предсказуемо. Когда человек вступает в публичную дискуссию или политику, он, конечно же, должен быть готов и к резкой критике оппонентов. Особо острую реакцию части читателей вызвала идея автора о пересмотре Россией условий Московского и Карсского договоров 1921 г. по судьбе автономий Нахичевана и Аджарии. Иными словами, Россия большевистская согласилась на уступку армянских территорий Турции и Азербайджану, современная Россия и должна, по сути, пересмотреть эти пораженческие соглашения и вернуть утраченные территории под свое покровительство (в частности, армянский Нахичеван).

Изучение армянского вопроса, так или иначе, приводит исследователя и политика к мысли, что приговор армянскому вопросу был подписан в 1921 г. в Москве и Карсе, в Лозанне же Запад, учитывая мощную поддержку советским государством кемалистской Турции, последовал примеру России и согласился на отмену Севрского договора и сохранение основных армянских территорий за Турцией. Конъюнктурный подход западной и большевистской дипломатии более чем очевиден. Конечно, и сегодня при обсуждении и решении армянского вопроса не обойтись без учета позиций ведущих стран. Согласитесь, что тот же Нагорный Карабах аннексирован не Азербайджаном в результате войны с Арменией в 1918–1920 гг., а в результате вхождения в область Красной Армии в мае 1920 г. и по решению пленума Кавбюро ВКП(б) от 5 июля 1921 г. Так почему же новая Россия не должна исправлять допущенные в 1920-х гг. дипломатические и геополитические просчеты? В том же Нахичеване сегодня не осталось армян, бакинское руководство методично уничтожает даже материальные памятники армянской культуры края, чтоб ничего не напоминало об армянах. Но возникает вопрос: а в чем же суть нахичеванской автономии, автономии кого и от кого, почему Турция может иметь больше прав на безопасность и сохранение данной автономии по тем же соглашениям 1921 г., а Россия – нет?

Возвращение Российской армии в тот же Нахичеван позволит, на мой взгляд, во-первых, расконсервировать джульфинский отрезок железной дороги для транспортной связи Ирана и Армении; во-вторых, активизировать торгово-экономические и культурные связи Нахичевана с Арменией и возвращение армянского населения в край; в-третьих, обеспечить геополитический баланс между Россией, Ираном и Турцией; в-четвертых, положить начало пересмотру соглашений международной дипломатии 1920-х гг. и реализации новой конфигурации в Малой Азии и на Южном Кавказе.

Российский фактор в армянской политике, как и американский, французский, иранский, не стоит преуменьшать. К сожалению, армянская официальная дипломатия пока что никак не определила позицию Армении к вопросу о Нахичеване и других утраченных, а точнее, аннексированных армянских территориях. Мы знаем позицию официального Токио по вопросу Курильских островов, но мы не знаем позицию официального Еревана по вопросу Западной Армении, Карса, Ардагана, Арарата, Нахичевана, Шаумяновского района и Джавахка. Позиция не означает автоматическое решение проблемы, но определяет последующую стратегию и тактику борьбы.

Как известно, в апреле 2011 г. в Армении указом президента С. Саргсяна создана Государственная комиссия по координации мероприятий, посвященных 100-летию геноцида армян. В странах проживания армянской диаспоры (в том числе в России) создаются аналогичные общественные комиссии. Однако мероприятия и политика – это разные по сути понятия. Мероприятия, приуроченные к данной дате, должны осуществляться не спонтанно и стихийно, а исходя из общенациональной политики. Но где эта стратегия,

кто отвечает за данную политику? Почему бы нам не создать двухпалатный парламент Армении, состоящий из палаты республики и палаты нации, где палата нации будет формироваться с участием граждан Армении и армян спюрка, а ее деятельность будет подчинена общенациональным задачам (включая разработку стратегии ликвидации последствий геноцида).

Я уже как-то в печати и публичных выступлениях касался темы образования комиссии по армянским материальным и политическим претензиям к Турции («Комиссии по претензиям»). Думаю, такая общенациональная комиссия должна быть создана с участием Армении и известных армянских организаций спюрка, иметь совет директоров из представителей организаций-учредителей, разработать программу компенсаций политического и материального ущерба армянскому народу, нанесенного Турцией в период геноцида (1876–1923), определить делегацию для ведения переговоров с правительством Турции, в случае же отказа Анкары – для представления требований армянского народа в Международном суде ООН (или же в Международной палате третейского правосудия, Европейском суде по правам человека).

Требования Израиля и международных еврейских организаций к ФРГ как к фактическому правопреемнику Третьего рейха в 1950-х гг. носили в основном характер материальных компенсаций, поскольку это определялось тем, что нацистская Германия осуществляла холокост евреев не на их этнической территории, не депортировала евреев из пределов их исторической Родины. Требования о компенсациях предусматривали облегчение процесса возвращения и абсорбции спасшихся от нацистского геноцида евреев. Поэтому Германия не могла евреям возвращать то, что ей не принадлежало, то есть территории.

В армянском случае всё иначе. Геноцид армян совершался на армянской территории, армяне превратились в народ-изгнанник и вправе требовать возврата своих исторических земель у Турции. Общность еврейских и армянских требований о компенсациях в том, что речь идет исключительно о компенсации стоимости разграбленного имущества, а не о деньгах, выплачиваемых за кровь. Материальные компенсации не могут касаться и историко-нравственных проблем, которые навечно останутся неоплаченными. Предъявление претензий о компенсации материального ущерба, причиненного в результате геноцида, должно стать длительным процессом. Требования же о возврате территорий должны включать армяно-турецкие переговоры и участие международного сообщества на основе норм и принципов международного права.

В случае получения компенсаций со стороны Турции эти средства должны использоваться для развития основных секторов армянской экономики (промышленности, сельского хозяйства, транспорта, энергетики), приема и абсорбции армян на исторической Родине, оказания юридической помощи по удовлетворению претензий для индивидуальных компенсаций, организации культурных и образовательных программ, проведения научных исследований по теме геноцида армян.

Александр Сваранц, доктор политических наук

Газета НОЕВ КОВЧЕГ





20 апреля 2012 года       Просмотров: 1925       Рубрика: Настоящая Армянская свадьба



В Пятигорске обсудят сохранение армянами своей национальной идентичности в России   Армянские церкви Индии
20 апреля 2012 года





Похожие статьи



В Армении пройдут курсы переподготовки для учителей армянской диаспоры
ПЛЮС И МИНУСЫ КРАЕВОГО ЧЕМПИОНАТА
Темные годы
Темные годы
30 марта 2014 года

50-летие полета человека в космос
Солнцем опьяненный
Солнцем опьяненный
23 января 2014 года

Армянские церкви Индии
Армянские церкви Индии
20 апреля 2012 года

Армянский флаг будет вечно развеваться над древним Шуши
Отказаться от подачек и требовать свое
Открытие Родника Гранта
Армения – Страна камней


Наши лица






 
О сайте     Связь с редакцией     Правила публикации     Размещение рекламы     Контакты


2012-2017 Пятигорская городская армянская национально - культурная автономия.


Армянский информационно-развлекательный портал HayWeb.ru Arcah.ru - Арцах (Нагорно - Карабахская Республика)