Общественная организация
«Пятигорская городская армянская
национально — культурная автономия»

  Мы в социальных сетях
         






Календарь публикаций
Август 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
     




 

Тема геноцида в армянском обществе – от эмоционального восприятия к анализу



24 апреля, безусловно, значимая для армянского народа дата, дает основание для рассуждений о причинах и последствиях этого события, о его влиянии на судьбу нации, и заставляет задуматься о безопасности страны и народа.
Чтобы задуматься и сделать выводы, необходимо:


1. Адекватный исторический анализ произошедшего – почему османской империи удалось совершить геноцид армянского народа, за какой исторический период и какими методами армянский народ потерял свой иммунитет, какие это имело и имеет последствия для Армении.

2. Осознание причин, методов и последствий неизбежно поднимет вопрос о том, какую реальную работу необходимо проводить сегодня, чтобы  восстановить эти потери, и нейтрализовать жизненно-важные угрозы, многие из которых актуальны по сей день (несмотря на, казалось бы, вечные тезисы о «новом прогрессивном веке» и новом принципе отношений между народами).

3. Чтобы попасть в копилку «коллективного опыта нации» результаты этого анализа и принятых решений необходимо доводить из научно-популярных кругов до «среднестатистической семьи». Для воплощения этой задачи существуют современные средства информации: система образования, кинематограф, литература, культурные мероприятия, медиа-проекты и др., при помощи которых в массовом сознании создаются те или иные «образы», «стереотипы» и «сценарии».

Проведем короткий обзор – как обстоят дела с вышеперечисленными пунктами в армянском обществе.
 
Исторический анализ.
Хомяк убеждал ежа: «Сына я твоего возьму на воспитание, и будем мы друзьями». А когда еж, после долгих уговоров, согласился, хомяк сказал: «Трудно его целовать, так сними же с него иглы, чтобы можно было его ласкать». И, поддавшись обману, еж сделал это, а когда отдал хомяку своего сына, тот сожрал ежика, и ничего уже нельзя было поделать. И ушел еж в великом горе.

«Еж и хомяк», Мхитар Гош, Вардан Айгекци. Басни средневековой Армении.

В массовом сознании армян присутствует популярный стереотип: «мы сидели, строили церкви, писали музыку, но тут пришли варвары-сельджуки и все разрушили, а людей зарезали». Этот стереотип вреден, потому что он, концентрированно и грубо передает длительный исторический процесс, содержащий в себе разные этапы и разные формы отношений между сельджуками и коренными народами. Сельджукам не сразу удалось завоевать и уничтожить местные народы - это результат долгой осмысленной имперской политики, которую армянам стоит изучить.

Не будем в данной статье углубляться в историю, но кратко приведем некоторые факты:

1.  Ослабление армянского Анийского царства руками «братской во Христе» Византии произошло до прихода турок-сельджуков. Причем предварительно турок в качестве наемников приглашали византийцы, чтобы использовать их против христианских народов на Балканах, в Анатолии и Армении. При этом Византия использовала и армянских воинов – для защиты своих границ в Европе – тем самым укрепляя себя и ослабляя Армению.

Враждебные действия Византии против Армении привели к тому, что многие армяне вполне благосклонно отнеслись к приходу турок в регион, и даже выступили на их стороне в военном противостоянии с Византией.

2. Методы турок: это первоначальные льготы и послабление налогов по сравнению с Византией. За этим и другими методами стояла долгосрочная задача - нарушить связность между разными «слоями» армянского народа (духовенство – крестьяне – военные и т.п.).

3. Постепенно государственная машина Османской Империи трансформировала армян – из полноценного народа в «заготовленные ниши»: крестьян, торговцев, ремесленников, врачей и госслужащих, производя «разрыв связности» между ними. Опасаясь военного потенциала армян, османы последовательно в течение веков, используя различные государственные рычаги, оттесняли армян (и других христиан) от военного дела, а на поздний стадиях стали внедрять в некоторых регионах запрет ношения оружия.

4.  Интереса заслуживает и факт союза армянских политических организаций с младотурками - во имя «единой правовой Турции». Их надежды на то, что «плохим был султан», на то что в «новом прогрессивном двадцатом веке прежнего быть не может», надежды на «равноправие» «самую широкую автономию», обещанные младотурками – надежды на «единение» с турками и «прогресс» общества.

5.  Тема армянского ополчения, которое должно было защитить от организованных государством палачей свою территорию и население. Это важный подсознательный фактор, для многих людей  - «почему ополченцы не смогли защитить свой народ? Верить ли нам в себя после этого или воспитывать своих детей в установке понравиться всему «цивилизованному миру», подсознательно ожидая защиты от тех, кому они должны понравиться?». На сайте Miacum.am размещена посвященная этой теме статья «Где были армянские мужчины во время геноцида?» - о том, для чего армян перед геноцидом призывали в турецкую армию, о сопротивлении армян геноциду и других вопросах.

6.  И другие факты (примеры можно продолжать).
 
Последствия геноцида.
Под последствиями геноцида в массовом сознании армян понимается гуманитарная составляющая преступления (осуждение того как плохо и «не цивилизованно» поступила Османская Империя), карта утерянной Армении и памятников древности – рассуждения о том, насколько святы были эти памятники и красивы утерянные города. Однако, мы не можем назвать это анализом последствий, -  это скорее переживание по поводу произошедшей трагедии.
Реальные же последствия рациональны и жестки – это геополитическая и демографическая уязвимость Армении, обреченный на исчезновение Спюрк, сильнейшая деформация национального менталитета.

Перечисленное требует изучения и анализа, результаты которого должны быть «креативно» доведены до «среднестатистического армянина», чтобы он поминая эту дату понимал, что было совершено тогда и что происходит сейчас. Чтобы, осознавая потери, сложить некую программу действий по сохранению национальной идентичности, возрождению, выживанию и развитию армянского народа.
 
Борьба за возрождение или «Хэппи Дженосайд»?
Основа борьбы за возрождение – это осознание потерь. Как описано выше, сегодня потери осознаются на уровне эмоционального переживания, поэтому и борьба тоже принимает соответствующую им форму – это не работа и борьба за восстановление потерь, а скорее «борьба за признание». Во что сегодня превратилась эта борьба, каким мог быть ее иной путь, - долгосрочный сценарий «возвращения в Армению» и «возвращения Армении»? Ведь еще в 20х годах прошлого века борьба вокруг армянского вопроса носила формулу: «признание и возвращение армян на свою родину».

Сегодня в армянском обществе такого сценария нет, как и нет дискуссии о его необходимости. Есть лишь инерция сбора предвыборных подписей в странах, выбранных для ассимиляции, и эмоции.

Между тем, вместо сценария «работы и борьбы» сегодня у армян есть сценарий эмиграции в «развитую страну», в которой уже можно заниматься тем, что называется «добиваться признания». Стильная «траурная» небритость на мужских лицах, замотанные во флаги нарядные девушки с разукрашенными под армянский триколор ногтями. Говорят, однажды в США прохожий, увидев такое шествие, решил, что это армянский праздник, и чуть не поздравил собравшихся словами «Хэппи Дженосайд». Это не упрек шествующим – просто, когда теряется суть, на смену ей приходят естественные эмоции - эмоции молодых людей, которые вышли в весеннюю хорошую погоду, встретив множество своих соотечественников.

Процесс борьбы подразумевает более-менее отчетливую цель, однако в армянском обществе нет консолидированной позиции по поводу того, что делать в случае «признания геноцида». Что делать дальше - после того, как «хороший турок» вдруг скажет «да, нам понадобилось вас убить, извините нас, вон там ваша церковь».
«Борьба за признание» - стала для некоторых людей своего рода привычкой, частью выражения своей этнической идентификации (что, возможно, тоже не плохо), а иногда и имиджевой нишей (для людей считающих, что имидж «истребляемых варварами» делает его народ ближе к «европейским ценностям»).
 
«Медиа-войны»
В отличие от армянского общества, Турция и другие страны имеют выраженные цели и задачи по отношению к «армянскому вопросу», и работают на их реализацию. Эта борьба сегодня зачастую происходит не только на поле геополитики, но и в современной медийной «креативной» пропаганде, - в проектах, создающих «мифы», «стереотипы» и «сценарии» в сознании людей, - когда «геополитический код» закладывается внутри той или иной «красивой медийной картинки».

Отсутствие у армян понимания произошедшего и отчетливых целей – приводит к «всеядности» медиа продуктов связанных с темой геноцида.

В качестве, иллюстрирующего примера, рассмотрим популярный кинематографический продукт – итальянский фильм «Гнездо жаворонка», – с его сентиментальностью, зрительскими переживаниями и «гуманитарным подтекстом». Стоит отметить, что съемки фильма находились в центре внимания премьер-министра Турции Эрдогана, и что сценарий фильма был откорректирован по требованию турецкой стороны, что не удивительно, т.к. фильм формирует «исторические роли» и «современный подтекст». Напомним, что итальянский премьер-министр Берлускони лично пообещал  «сделать все возможное, чтобы не навредить турецко-итальянским отношениям», чтобы режиссеры, братья Тавиани, согласились  сделать акцент не на осуществленном государством геноциде, а на «истории любви».

В этой картине практически нет армянских мужчин – есть истребляемые и гонимые, собирающие опадающие гроздья винограда. Но зато есть девушка, которая с мужественно-волевой решительностью на своем красивом лице отдается подтянутому молодому турецкому офицеру. Офицер, безусловно, от этого акта становится «хорошим» и понимает, что истреблять этот народ не нужно. Конечно же, из фильма вытекает, что это массовое преступление является не злодеянием турок, а правонарушением османского правительства (т.е. политической верхушки той, не сегодняшней Турции). Зрители обнадеживаются этим «признанием» и завязавшимися «романтическими терзаниями».

Некоторые даже видят в фильме метафору возможного будущего «примирения»: Армения уходит в прозападное турецкое экономико-политическое пространство, получая взамен надежду на экономическое развитие (снятие блокады) и эмоциональные компенсации.

Но пусть читатель сам попробует догадаться - прошел бы турецкую цензуру и фильм о молодом армянском фидаи, который ушел в горы спасая свою семью от организованного турецким государством преступления, и стали бы показывать в Турции фильм о любви турецкой девушки к фидаину – будь красивое романтическое произведение, о том как терзается сердце влюбленной турецкой девушки, понимая что турецкая армия совершает преступление против народа. И что ее возлюбленный будет сражаться и мстить, защищая свою семью, как это, например, происходило в городе Ван. Вопрос риторический и ответ на него понятен. Дело отнюдь не в «цивилизованности» одних и «дикости» других, а в осознании того какой образ и поведенческий сценарий стоит за той или иной метафорой, вбрасываемой в массовое сознание народа. Кто-то, кого принято называть «диким» это понимает, а кто-то считающий себя «интеллектуальным народом» - не понимает.

Как нетрудно догадаться, фильм «Гнездо жаворонка» пользуется успехом в утерявшем иммунитет армянском обществе и в диаспоре в частности. Этот фильм получает награды в Армении, его выбирают для показа руководители диаспор, убеленные сединами мужчины приходят на просмотр со своими семьями – с подрастающими сыновьями и дочерями.

Рассмотренный фильм - один из примеров подобных «креативных» сценариев, намеренно программирующих отношение и восприятие людей. Не трудно догадаться, что это далеко не единственный продукт такого рода, - мы живем в современном мире, в котором роль массовых медиа заменяет роль родительских сказок воспитывающих детей.
В области проблемы геноцида Армения, в настоящий момент, не предоставляет качественного продукта, несущего в себе идею «возрождения» или «извлечения урока», поскольку сама такой идеи не имеет, и не особенно задумывается о том, на чем воспитывается ее поколение.

Отметим, что тема «медиа образов», конечно же, не исчерпывается только фильмами. Это и многое другое - в том числе и  коммерчески заинтересованные «знаменитости» – вращающиеся вокруг «шоу-бизнеса», которые не прочь стать лицом рейтингового в мире армянского вопроса и предложить себя в этой области.
 
В заключение подчеркнем основные тезисы статьи:

1.  В армянском обществе нет доступного «каждому школьнику» анализа причин произошедшего – того как армяне в составе чужой империи постепенно утратили связи между разными «слоями» своего общества, как утрачивали государственное мышление, и как в итоге стали в критический период своей истории «неполноценными» - без своей воинской составляющей и необходимой политической дальновидности.

Такого анализа, который бы не просто говорил о трагедии, а объяснял бы механизм ошибок, методы  Османской Империи, делал бы человека более понимающим.

2.  Также нет отчетливого, доступного анализа последствий геноцида. Реальные потери Армении от геноцида носят колоссальный геополитический, культурно-исторический и демографический характер, и содержат в себе так же проблему исчезающего Спюрка и проблему искажения национального менталитета. Перечисленное и сегодня остается рациональной целью тех же сил, решивших тогда «покончить с армянским вопросом», – что выражается в виде продолжающейся по сей день блокады Армении, в виде военных угроз, финансовых вложений в фальсификацию армянской истории и др. Однако, в массовом сознании армян, «армянский вопрос» все больше приобретает акцентированную эмоциональную  и гуманитарную составляющую – «можно ли простить тех, кто...», либо наоборот «никогда не прощать…».

3. Отсутствие анализа причин и потерь – приводит к отсутствию своей программы - своего реалистичного сценария «работы и борьбы», направленной на восстановление и возвращение утраченного. В армянском обществе «процесс признания» принял инерционный и эмоциональный характер, «сердцевина» которого - пересчет тех или иных депутатов обещающих проголосовать «за» или «против» в парламентах других стран.

4.  Нет анализа, нет сценария «работы и борьбы» - как следствие нет и своей сопровождающей это качественной медийной продукции, – поучительной, умной, интересной и не пошлой.  Результат – мы потребляем креативные информационные продукты тех, у кого этот рациональный сценарий есть.

Перечисленные проблемы не являются чем-то сверх-недоступным. В Армении и Спюрке публикуются и обсуждаются в той или иной степени вопросы анализа геноцида, его предистории и последствий, обсуждаются проекты укрепления армянского государства и решения его проблем. Этому стоит придать емкую доступную форму, отчетливо расставить акценты и серьёзно относится к особенностям эпохи в которой живем – создавать свои соответствующие «художественные» образы, стереотипы и сценарии.


Источник: miacum.am




11 апреля 2014 года       Просмотров: 1371       Рубрика: Армения



Темные годы
30 марта 2014 года
  Армянские мушкетеры





Похожие статьи



Между двумя ударами сердца
Арно Бабаджанян. Армянский акцент в большой музыке
Армянский флаг будет вечно развеваться над древним Шуши
Историческая победа: Словакия - Армения 0:4
Самые населенные армянской диаспорой города
В Волгограде начнется строительство новой Армянской Церкви
Французский законопроект и провал турецкого шантажа
На что надеется Турция, продолжая отрицать Геноцид армян?
Подземная история
Подземная история
9 ноября 2014 года

Армянская Католическая Община России


Наши лица






 
О сайте     Связь с редакцией     Правила публикации     Размещение рекламы     Контакты


2012-2017 Пятигорская городская армянская национально - культурная автономия.


Армянский информационно-развлекательный портал HayWeb.ru Arcah.ru - Арцах (Нагорно - Карабахская Республика)